Dan 14

И царь Астиаг приложися к отцем своим: и прия Кир Персянин царство его. И бяше Даниил сожителствующь со царем и славен паче всех другов его. И бяше кумир Вавилоняном, емуже имя Вил, и иждиваху ему на кийждо день муки семидалны артавас дванадесять и овец четыредесять и вина мер шесть. И царь почиташе его и хождаше по вся дни кланятися ему: Даниил же кланяшеся Богу своему. И рече ему царь: почто не покланяешися Вилу? Он же рече: понеже не покланяюся кумиром руками сотворенным, но живому Богу сотворщему небо и землю и владущему всеми. И рече ему царь: не мнится ли ти Вил быти жив бог? Или не видиши, колико яст и пиет по вся дни? И рече Даниил посмеявся: не прельщайся, царю! Той бо внутрьуду прах есть, а внеуду медь, и не яде, ни пи никогдаже. И разгневався царь приза жерцы своя и рече им: аще не повесте ми, кто яст брашно сие, то умрете: аще же покажете, яко Вил снедает е, умрет Даниил, яко похулил есть Вила. И рече Даниил царю: буди по глаголу твоему. 10 Бяше же жерцев Виловых седмьдесят, кроме жен и детей. 11 И прииде царь со Даниилом во храм Вилов. И реша жерцы Виловы: се, мы изыдем вон, ты же, царю, постави яди, и вино начерпав постави, заключи же двери и запечатай перстнем своим: 12 и пришед заутра, аще не обрящеши всего изядена Вилом, тогда измрем, или Даниил солгавый на ны. 13 Тии же пренебрегаху, понеже сотвориша под трапезою сокровен вход и вхождаху тем всегда и изядаху тая. 14 И бысть, егда изыдоша они, и царь постави брашно Вилу: и повеле Даниил отроком своим, и принесоша пепел и посыпаша весь храм пред царем единым: и изшедше заключиша двери, и запечаташа перстнем царевым, и отидоша. 15 Жерцы же внидоша нощию по обычаю своему, и жены их и чада их, и поядоща вся и испиша. 16 И урани царь заутра, и Даниил с ним. 17 И рече царь: целы ли суть печати, Данииле? Он же рече: целы, царю. 18 И бысть абие, егда отверзоша двери, воззрев царь на трапезу, возопи гласом великим: велик еси, Виле, и несть льсти в тебе ни единыя. 19 И посмеяся Даниил, и удержа царя, еже бы не внити ему внутрь, и рече: виждь убо помост и уразумей, чия суть стопы сия? 20 И рече царь: вижду стопы мужески и женски и детски. 21 И разгневався царь, ят тогда жерцы и жены их и дети их, и показаша ему сокровенныя двери имиже вхождаху и поядаху яже на трапезе. 22 И изби я царь и даде Вила в руце Даниилу, и разби его и храм его разори. 23 И бяше змий великий на месте том, и почитаху его Вавилоняне. 24 И рече царь Даниилу: еда и сему речеши, яко медь есть? Сей жив есть, и яст и пиет: не можеши рещи, яко несть сей бог жив: убо поклонися ему. 25 И рече Даниил: Господу Богу моему поклонюся, яко Той есть Бог жив: 26 ты же, царю, даждь ми власть, и убию змиа без меча и без жезла. И рече царь: даю ти. 27 И взя Даниил смолу и тук и волну, и возвари вкупе, и сотвори гомолу, и ввеже во уста змию, и изяд разседеся змий. И рече Даниил: зрите чтилища ваша. 28 И бысть, егда услышаша Вавилоняне, возропташа зело и обратишася на царя и реша: Иудеанин бысть царь, Вила расторже, и змиа уби, и жерцы изсече. 29 И реша пришедше ко царю: предаждь нам Даниила: аще ли ни, то убием тя и дом твой. 30 И виде царь, яко налегают на него зело, и принужден предаде им Даниила. 31 Тии же ввергоша его в ров левск, и бе тамо дний шесть. 32 Бяху же в рове седмь львов, и даяху им на день два тела и две овцы: тогда же не даша им, да снедят Даниила. 33 Аввакум же пророк бяше во Иудеи, и той свари варение и вдроби хлебы в нощвы, и идяше на поле донести жателем. 34 И рече Ангел Господень Аввакуму: отнеси обед, егоже имаши, в Вавилон Даниилу, в ров левск. 35 И рече Аввакум: господи, Вавилона не видех, и рва не вем, где есть. 36 И ят его Ангел Господень за верх его, и держа за власы главы его, и постави его в Вавилоне верху рва шумом духа своего. 37 И возопи Аввакум глаголя: Данииле, Данииле! Возми обед, егоже посла тебе Бог. 38 И рече Даниил: помянул бо мя еси, Боже, и неси оставил любящих Тя. 39 И востав Даниил яде: Ангел же Божий паки постави Аввакума внезапу на месте его. 40 Царь же прииде в седмый день жалети Даниила, и прииде над ров, и воззре и се, Даниил седя. 41 И возопи царь гласом великим и рече: велик еси, Господи, Боже Даниилов, и несть иного разве Тебе. 42 И исхити его, повинныя же пагубе его вверже в ров, и изядени быша абие пред ним.
Copyright information for CSlElizabeth